Сундук на чердаке

Стояла глубокая осень. Деревья скинули почти все свои листья, оставив только кое-где цветные проплешины. Земля устало опустела, отдав богатый  урожай на сохранение в амбары, и приготовилась ждать  морозные ночи.

Моросил мелкий холодный дождик. В такой день хотелось сидеть в кресле-качалке перед камином, пить горячий чай с мятой, уплетать сладости, щедро сдобренные ванилью,  и иметь рядом приятного собеседника для сплетен.

Но данная идиллия жила лишь в мечтах Дамы Посохов. Детям было абсолютно наплевать на погоду и на философию тишины и покоя. Им всегда хотелось радости и веселья. Они неугомонно носились по комнатам, выбегали на улицу, впуская поток холодного воздуха, и совершенно не боялись простудиться. Уговоры матери никак не действовали, и она, уставшая и охрипшая от нотаций, возилась на кухне, мечтая поскорее все закончить, отдохнуть хотя бы часок и побыть наедине со своими мыслями. Ее верный слуга Туз Посохов спокойно наблюдал за хозяйкой, и ждал передышки у Дамы, что бы влезть со своим как всегда дельным советом.

В последние годы Героиня рассказа слишком погрузилась в семейную жизнь. Играя роль матери и верной жены, она позабыла о себе, о своей внешности  и обо всех нереализованных  способностях, которыми наградила ее Колода при рождении. Все эти ценности тихо пылились на чердаке и дожидались своего часа, но рисковали остаться невостребованными Дамой и рассыпаться  в прах. Благо, иногда Колодой даются верные друзья, чтобы разбудить Фигуру от сна, в который она погружается, убаюканная бытом.

Когда Дама  наконец присела за кухонный стол и стала пить остывший с утра кофе, Туз Посохов подошел, чопорно поклонился и начал свою нудную лекцию. Не очень-то любя поучительные наставления, её нос поморщился,  глаза сузились,  но на спор и противоречия уже не осталось сил.

Сей чопорный слуга, немного похожий своей Фигурой на жердь, а цветом лица на высушенное дерево, уже в который раз за последние годы напомнил  Даме о её статусе, дарованиях, образовании, полученном в самом дорогом учебном заведении  города.  Назидательно подняв указательный палец кверху, он предложил забыть хотя бы на время о кухне (ну не пристало женщине королевских кровей все дни посвящать кастрюлям и венику) и детях, и достать сундук с творческим потенциалом. Сегодня  Слуга даже  сам вызвался спустить его с чердака, и смести с него паутину. Устало кивнув и махнув рукой Дама, наконец, согласилась.

Замок проржавел от старости и ключ, скрипя несмазанным железом, с трудом открыл его. Талант рассказчика, обрадовавшись свободе и заиграв всеми красками радуги, осветил  диплом Деловой Леди, пожелтевший от времени. Тот, в свою очередь, полный гордости за успехи своей обладательницы, тут же струсил с себя паутину, явив Миру  достижения Хозяйки.

Заплаканная друзьями жилетка, местами до сих пор мокрая, букетик засушенных полевых цветов, стоптанные  туфли, какие-то старые дневники с пожелтевшими страницами, потертая колода игральных  карт, пустая чернильница, связка острых гусиных перьев и еще много всякой всячины, на перечисление которой не хватило бы даже листов амбарной книги, ожили. На Даму Посохов тёплым потоком нахлынули воспоминания, где каждый из этих предметов имел своё место и назначение.

В памяти всплыли роскошные Балы, весёлые посиделки за городом с подругами, первая любовь, вечерняя прогулка по цветущему лугу, запахи которого погружали в эйфорию вечности вспыхнувших чувств, громкое биение сердца и смущение, испытываемое от взгляда обожаемого Объекта, а с ним и разочарования от несовершенства Мира.

Слеза скатилась по щеке Дамы и упала на жилетку, довольно улёгшуюся на колени Хозяйки и тут же с удовольствием впитав в себя живительную влагу. Слова и действия старого слуги и друга  возымели действие. Поправив на голове поседевшую прядь волос, и сняв надоевший фартук, вручив его проходящей мимо служанке, Хозяйка с  решимостью освободила себя от вечерних дел по дому.

Закрывшись в маленьком кабинете, дабы не быть потревоженной, она  села за резной письменный столик. Свечи в канделябре зашипели от напряжения в предвкушении долгого вечера. Луна и Звезда заглянули в окошко, с любопытством наблюдая за изменениями в жизни Дамы, а Фортуна с удовольствием приготовилась крутить своё колесо.

Благоговейно наполнив старую чернильницу синей жидкостью, Дама Посохов взяла гусиное перо, и рука сама стала писать незатейливое повествование, оформляя поток хлынувших мыслей  в стройный ряд на бумаге.

Природный  дар складывать слова в витиеватые формы,  и жизненный опыт вселил в Даму Посохов надежду, что  скептичное общество Колоды оценит Ее труд, а потраченное время не пройдет даром. Все-таки наша  Особа была наделена здоровыми амбициями и рассчитывала на результат.

Пока перо скрипело от нажима женской руки, а душа Героини  уже купалась в лучах славы, в Колоде происходили и другие события.

 

Таролог - Ясновидящая
Наталья Алексеевна

Контакты

Напишите мне

Share on vk
VK 0
Share on odnoklassniki
OK 0
Share on facebook
Facebook 0
Share on google
Google+ 0
Share on twitter
Twitter

Добавить комментарий

Закрыть меню